Саркома яичников, онкология и гинекология – отзыв о лечении в Израиле

Личный опыт«Снова буду ходить лысой»: Как я живу с раком яичника

«Я хотела химию — но только химзавивку, а не химиотерапию»

Онкологические заболевания изучены уже гораздо лучше, чем раньше, а понимание многих из них совершенно изменилось. Например, рак молочной железы — целая группа разных, требующих особого лечения, заболеваний. И даже в тех случаях, когда в разных клиниках соблюдаются единые протоколы, остаётся место для субъективного суждения врача, а по каким-то вопросам просто нет однозначных данных. Полина Герасимова рассказала, как доказательная медицина помогла ей пережить рак яичника с несколькими рецидивами.

Я уже лет десять занимаюсь дизайном интерьеров, последние пару лет профессионально, то есть получила соответствующее образование. Раньше занималась пиаром в благотворительных фондах, а по первому образованию я журналист. У меня две дочки, им сейчас 8 и 9 лет. В 2011 году, прекратив кормить грудью младшую дочку, я вернулась к идеальной для себя форме — мы много путешествовали, жили очень активно, а летом, будучи в Пятигорске, где у нас дом, я занималась спортом пять раз в неделю с тренером. Год спустя летом мы снова туда приехали, я попыталась войти в такой же режим, но вдруг стало тяжело — одышка, дискомфорт. Я смеялась и списывала это на «возраст» — как же, целый год прошёл.

За месяц до этого мы отдыхали на Крите, и мне почему-то стали каждую ночь сниться кошмары. Не знаю, так совпало или организм отчаянно пытался о чём-то сигнализировать. В общем, когда тренироваться стало особенно некомфортно, а потом вдруг заболел бок, я пошла на УЗИ. Обнаружилась «киста яичника», и мне рекомендовали её удалить, когда я вернусь в Москву. Я люблю основательный подход ко всему, поэтому изучила вопрос детально, нашла лучшего лапароскописта и договорилась об операции. При этом я зачем-то решила сдать кровь на онкомаркеры — и их уровень оказался в пять раз повышен. Это не критично (обычно при таком диагнозе, который потом подтвердился у меня, они повышаются не в пять раз, а в тысячу). Врач посмотрел на результаты анализа и предположил, что это эндометриоз — а потом у него, видимо, что-то «ёкнуло», и он предложил мне сходить к онкогинекологу.

Так я попала к доктору Носову — это онкогинеколог, который работал в Лос-Анджелесе и, например, оперировал маму Анджелины Джоли. Он направил меня на МРТ и оказалось, что в яичнике вовсе не киста, а ещё поражены лимфоузлы и метастазы распространились по брюшине. Мне было 35 лет, моим дочерям — три и четыре, и у меня диагностировали рак яичника стадии IIIC. Сначала я испытала шок. Как так — я что, не поведу детей в школу? Но горевала я пару дней — поплакала, посидела на Патриарших, глядя на золотую осень. А на следующий день настроилась: буду лечиться.

Я выбрала отличную клинику — дорогую, но зато с продвинутыми врачами, практикующими по самым современным стандартам. Поначалу у меня даже мелькнула мысль уговорить их дать мне возможность родить третьего ребёнка, но мне хорошо разъяснили, что приоритеты у меня сейчас должны быть иными — при этом если не откладывать, то можно получить отличный результат. Первая операция длилась три с половиной часа — и полностью удалить метастазы не удалось, большой конгломерат был припаян к нижней полой вене, это слишком рискованно. Мне объяснили, что в мире нет хирурга, который мог бы это сделать, поэтому придётся пройти химиотерапию, а после этого «будем смотреть» — остаток опухоли может уменьшиться, и, возможно, его получится удалить.

Сначала я испытала шок. Как так — я что, не поведу детей в школу? Поплакала, посидела на Патриарших, глядя на золотую осень. А на следующий день настроилась: буду лечиться

А дальше произошло чудо: Филипп, мой врач-лапароскопист, практически случайно познакомился с Игорем Ивановичем Ушаковым, хирургом и главным онкологом министерства обороны. Ушаков по какой-то причине проводил операцию у них в клинике как раз пациентке с рецидивом рака яичников, и операция длилась около двенадцати часов. Филипп пошёл на операцию, чтобы посмотреть. А потом позвонил мне и сказал, что я должна познакомиться с этим хирургом.

И вот в декабре 2012 года я познакомилась с Ушаковым — это потрясающая личность и потрясающий врач. Он делает операции, за которые берутся буквально ещё два хирурга в мире. Если средняя выживаемость при метастатическом раке яичника составляет 9–11 месяцев, то среди пациенток моего врача это 58 месяцев, а у двух других лучших в мире специалистов —
56–60. Есть и пациентки, прожившие по десять лет без рецидива. Я очень доверяю Игорю Ивановичу, в его руках многое — хотя даже он говорит, что никому неизвестно, как болезнь поведёт себя дальше.

Он прооперировал меня в январе 2013-го, удалил тот самый конгломерат и лимфоузлы. К концу года возник мини-рецидив в одном лимфоузле, его коагулировали. Весной 2014 года — снова рецидив, и снова в местах, труднодоступных для большинства хирургов, даже в Онкоцентре на Каширке сказали, что это не удалить. Ушаков снова взялся и прооперировал меня — и я жила спокойно целых три года, до сентября 2017-го. Этим летом снова выявили метастаз в лимфоузле, с прорастанием в поджелудочную, не самая благоприятная картина — но мой хирург снова всё удалил. После каждой из операций я получала по четыре цикла химиотерапии. Вообще у меня очень агрессивный вид опухоли — Мюллерова аденокарцинома, их во всём мире выявлено около 450 случаев. Но при этом мне повезло, и рак прекрасно поддаётся химиотерапии — хотя, конечно, сыграли роль и радикальные операции. Ремиссия длительностью три года, как у меня, — это что-то невиданное с таким диагнозом.

Параллельно всему лечению я отучилась на искусствоведа, всё время куда-то ездила — то в Рим, то в Брюгге или Лондон. Вела и продолжаю вести очень активный образ жизни. После первой операции выписалась на третьи сутки, после десятичасовой — на седьмые (хотя по протоколу госпитализация должна длиться 21 день). После недавней операции (в этом году) я уже не так легко пришла в себя — ещё бы, мне убрали половину поджелудочной, селезёнку и другие ткани, — но всё же съездила в Питер, сняла объекты для журнала AD, работаю над дизайном квартиры Оксаны Фандеры с Янковским (это проект для Первого канала). Общаюсь с очень интересными, вдохновляющими людьми.

Сейчас снова предстоит четыре цикла химиотерапии, снова буду ходить лысой — зато мои дети уже во втором и третьем классе. Пять лет назад я думала, что не увижу, как они идут в школу, а теперь хочу ещё увидеть, как они создают семьи. Когда они были маленькими, я ничего не рассказывала про болезнь и пока не решаюсь прямо сказать. Предупредила, что скоро опять побреюсь налысо, что врач сказал «так надо». Старшая подкалывает меня: «А если врач скажет с восьмого этажа спрыгнуть?» Но если серьёзно, то всё-таки я объяснила, что лучше здоровая мама без волос, чем мама, которая болеет. Насчёт волос я не переживаю — ну похожу опять в парике. В начале болезни многие знакомые не знали о ней, а про парик говорили, что у меня классная новая стрижка.

Поначалу, общаясь со своим хирургом, я не понимала, почему у него нет учеников. А он объяснил, что никто не хочет стоять по двенадцать часов в операционной за мизерную зарплату. Теперь я понимаю, что мне достался уникум, редкое исключение. К сожалению, на всех таких докторов не хватит, и мне очень жаль, что люди сталкиваются с другим отношением. Онкологические пациенты — одна из самых незащищённых групп, они прибиты и своим диагнозом, и отношением, часто не могут дать отпор. Помню, на химиотерапии в районном онкодиспансере медсёстры относились очень пренебрежительно, отказывались отпускать меня в туалет — а капельница длится шесть часов. Или, например, на приёме у Ушакова я осталась в кабинете подождать несколько минут и уснула — и оказалось, что проспала четыре часа, а он всё это время меня ждал. На следующий день — совершенно противоположная ситуация: дежурный врач подгонял меня, аргументируя это тем, что ему нужно скорее сесть на электричку и поехать на дачу.

С другой стороны, поведение многих пациенток меня тоже удивляет — им неинтересно, что с ними делают, по каким принципам подбирают лечение, всегда считают, что «врачу виднее». Могут мучаться рвотой после химиотерапии и даже не догадываются спросить, есть ли средства, чтобы облегчить состояние, — а ведь они есть и неплохо работают. Но больше всего меня шокировало, когда женщины в палате обсуждали, нужно ли говорить мужу, что тебе «всё удалили». Кто-то спрашивал, не ушёл ли от меня муж. Но муж — моя главная поддержка и опора, он всё взял на себя, дал мне возможность кататься по миру, приходить в себя после операций, получать образование. Люди рассказывают страшные вещи: от них отворачиваются друзья, не подпускают детей, боятся заразиться. К счастью, я ни с чем подобным не сталкивалась.

Что касается переоценки ценностей после диагноза — я стала намного спокойнее, несмотря на серьёзные изменения гормонального фона. Больше не хочется тратить время на людей, которые не нужны — не в плане выгоды, а в плане комфорта в общении. Я перестала поддерживать контакты из соображений неудобства перед людьми. С мамой общения стало меньше, но оно качественное, мы перестали что-то друг другу доказывать. А вообще я не люблю жалости, всегда рассчитываю только на себя и ни от кого не жду сочувствия — кроме самых близких, моей семьи.

Сейчас снова предстоит четыре цикла химиотерапии, снова буду ходить лысой — зато мои дети уже во втором и третьем классе

За время болезни я успела получить два образования: искусствоведческое и дизайнерское, второе — в школе-студии «Детали», входящей в пятёрку самых сильных в мире. Это давно было моей мечтой, и поначалу я её откладывала — первое время после диагноза планировала что-то максимум на месяц вперёд. Но всё же пошла и отучилась, защитилась одной из лучших, а теперь мы метим на публикацию в AD. Когда я думаю о своей жизни, то понимаю, что не отказалась бы от всего, что со мной произошло. Как бы ни было страшно и тяжело, я всё оцениваю позитивно. Глубина и качество жизни, переосмысление, люди, которых я узнала, — всё стало более качественным. Это такое испытание, когда не знаешь, сколько тебе отпущено, но всегда нужно надеяться на лучшее.

Сейчас рак яичника считается неизлечимым хроническим заболеванием; скорее всего, оно будет возвращаться, и мне снова придётся бороться, но меня это не пугает. Иногда я вспоминаю, как мне хотелось новых впечатлений и новых знаний, и говорю «бойтесь своих желаний» — после диагноза впечатлений стало хоть отбавляй. И ещё шучу, что когда-то хотела сделать «химию» — правда, думала о химической завивке, а получила химиотерапию. Иногда бывает очень тяжело; из-за удаления яичников у меня наступила хирургическая менопауза, а с ней и подавленность. Стала принимать гормональную заместительную терапию — развился токсический гепатит. После этого я перешла на местный гормональный препарат. Всегда можно что-то сделать, даже когда кажется, что ничего не осталось.

Многие знакомые и приятели хотят поучаствовать, чем-то помочь — мне советовали биоэнергетиков, белых магов, починку биополей, бесконечные примочки, диеты, гречку с водой и втирание соли в волосы. Но я за доказательную медицину. Существуют протоколы лечения, они включают оптимальную операцию и золотой стандарт химиотерапии. Наверное, если человек лечится по стандарту, то пусть, если хочет, сидит на диетах и чинит биополе, лишь бы не заменял этим нормальное лечение. Многие теряют драгоценное время, а те, кто советует такие «методы», просто преступники. Люди, которые общались с врачом Стива Джобса, рассказывали мне, что он должен был приехать на операцию, а не ехать в Тибет. То же самое произошло с Абдуловым — он поехал в Тыву к какому-то шаману, а вернулся уже с опухолью, не подлежавшей операции.

К сожалению, хорошей доступной информации о лечении рака очень мало, и это заставляет людей ещё сильнее бояться. Кто-то закрывает глаза на свой диагноз, делает вид, что его нет, и не начинает лечиться. Если вам поставили онкологический диагноз — не паникуйте и не опускайте руки, начинайте лечить своё заболевание, как любое другое. Если вам кажется, что опасные болезни возникают только у других, но вас не коснутся — всё же задумайтесь о регулярных медицинских скринингах. Очень важно просвещать людей, давать доступ к информации — даже мне сейчас многие говорят, что стоит написать книгу, но не знаю, как выбрать для этого время. За неделю после получения диагноза я нашла всё, что есть в мире по этой теме, включая какие-то новейшие диссертации. Мне интересно жить, меня многое ждёт впереди, у меня много планов — зовут, кстати, преподавать в школу «Детали», которую я окончила. Я буду и дальше полноценно жить, любить, узнавать новое. Всё будет круто.

тел. + 972 3 374 15 50

Пластическая хирургия

МЕРТВОЕ МОРЕ

Отзывы пациентов о лечении рака яичников в Израиле

Чтобы у Вас сложилось более детальное представление о том, что Вас ждет по приезду, мы создали этот материал с отзывами пациентов о лечении рака яичников в Израиле. Здесь мы будем размещать отзывы о лечении рака яичников в Израиле, а также отвечать на любые вопросы, связанные с самим заболеванием или поездкой к нам для эффективной терапии.

Чтобы оставить свое сообщение или вопрос — напишите письмо по адресу: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. и в скором времени мы опубликуем его тут. И врач, или администратор ответят на вопросы. Благодарим за Вашу активность.

Галина Буанова – март 2016 г. Мы занимаемся лечением этой болезни у моей сестры уже четыре года. Когда-то, в Москве обнаружили рак яичников и в Блохина сделали операцию, “выскоблили” все, затем прошли химиотерапию. Тогда, три года назад, мы посчитали, что победили болезнь. Сестра панически ее боялась, очень нервничала и даже не думала проверяться для профилактики. Но полгода назад болезнь вернулась очень отчетливо, игнорировать было нельзя. Тогда мы и обратились в клинику Медис в Москве. Это израильская клиника, мы пробовали найти вариант лечения и в Израиле, но оказалось дороже. Рассматривали вариант лечения в той же клинике Медис в Израиле, но все же остановились на ней в Москве. Сестра боялась куда-то ехать. Мы пришли на прием к доктору Александру Аронову, надо сказать, что такого приема у врача я себе даже представить не могла (а я везде хожу с сестрой). Доктор выстроил ей обследование, его мы прошли в госпитале, конечно сделали ПЭТ. Его “прочел” израильский профессор Либсон, в Москве. Подобрали нам таргетную химиотерапию и сам доктор Аронов нам ее проводит. Вот только сделали контрольное обследование, и оно показало, что метастазы уменьшились. Так что мы надеемся на лучшее.

Ирина Рубина – декабрь 2015 г. Все хорошо, все понравилось. Главное — очень быстро и профессионально. Чувствуется, что врачи знают свое дело на все 100 %. За такое никаких денег не жалко!

Вкратце: прилетела в Тель-Авивский аэропорт Бен Гурион, встретили прямо там, заселили в нормальную гостиницу, на обследования возили, все что нужно переводили. За 4 дня прошла все обследования, проконсультировалась у профессора Давида Шнайдера. Сама ни о чем не думала — полностью все согласовано. Например, к Шнайдеру в его частный кабинет вошли без очереди. И так везде.

Читайте также:  Как забеременеть если не получается (бесплодие)

Рак яичников подтвердился и уже к вечеру следующего дня меня прооперировали (уснула и проснулась, больно не было, из наркоза вышла быстро). В больнице находилась 4 дня (клиника «Ассута», гинекология), следили за мной по полной программе. Теперь нужно пройти 6 курсов химиотерапии. 2 уже прошла, переношу нормально. Химиотерапия, кстати, тут не дорогая — 1500 $ за каждый курс. Спасибо israel-clinics.com за такую толковую организацию, а всем израильским медработникам спасибо за особое отношение — было такое ощущение, что я их родственница, не меньше. Это помогает гораздо легче переносить болезнь.

Благодарим за Ваш отзыв о лечении рака яичников в Израиле! Повышенное внимание и уважительное отношение к пациентам в израильских медицинских центрах считается само собой разумеющимся. Многим нашим клиентам из России и других стран СНГ такой подход иногда кажется странным и местами даже навязчивым. Но это всего лишь приятная особенность израильской медицины и к ней достаточно быстро привыкаешь.

Eвгения (Астана) декабрь 2013 г. – саркома яичников. Меня зовут Евгения, я живу в Астане (Казахстан). На родине мне выставили диагноз — саркома яичников. Приехала на лечение в Москву, но даже там врачи сомневались, что конкретно у меня за опухоль и что лучше всего с ней делать. Муж настоял на поездке в Израиль. Просмотрела все возможные форумы о лечении рака яичников в Израиле — много где рекомендуют israel-clinics.com, как самый надежный сайт с фиксированными ценами на лечение и диагностику, которые можно примерно или точно узнать еще до отъезда.

Оставила заявку у Вас через форму на Вашем сейте, а через 2 недели уже лежала в клинике «Ассута» после операции. В отличие от Москвы (и тем более Астаны) все было идеально организовано, никто ни в чем не сомневался. Провели полный комплекс диагностики и сразу выставили диагноз, хотя это и понятно, ведь в СНГ меня смотрели обычные дежурные врачи, а в Израиле — профессор Гили Бен Барух. А он один из лучших онкологических хирургов в мире.

Из диагностики сделали: подробнейшие анализы крови и мочи, в том числе и кровь на гормоны, ПЭТ КТ (процедура позволят определить наличие метастаз в организме и размеры самой опухоли до миллиметра), ревизию привезенной биопсии, УЗИ гинекологической системы вместе с доплер исследованием. После всего этого меня проконсультировал сам профессор Гили Бен Барух и спланировал дальнейшие действия. Сколько вышло по цене не знаю, за все платил муж. Думаю не дешевле 30 тысяч $ с учетом непростой операции. Еще понравилось, что все документы перевели на русский язык, в том числе и рекомендации от врачей. Теперь хоть можно будет в Москве и по месту жительства показать без проблем.

Спасибо за Ваш отзыв о лечении рака яичников в Израиле. Мы рады, что все закончилось хорошо, и Вам быстро выставили верный диагноз, а также произвели должную терапию. Все примерные цены на лечение рака яичников в Израиле можно узнать здесь. Для получения более конкретного расчета стоимости на диагностику и лечение можно получить, отправив заявку через наш сайт с прикрепленными выписками из онкодиспансера (если они имеются). С Вами свяжется врач и подготовит четкую программу обследования и возможного лечения рака яичников. Валерий, администратор

Из писем пациентов.

декабрь 2013 г. Добрый день, меня зовут Игорь. Хочу задать пару вопросов по поводу своей жены. С 2008 года у нее постоянные боли в животе по разным причинам — то более агрессивные, то менее. Обследуется в Москве. За это время уже удалили один яичник в связи с внематочной беременностью и начавшимся кровотечением. Второй яичник тоже частично удален. Боли в животе на время прошли и опять появились, начала болеть спина и увеличился живот в размерах. Заметила, что стала меньше ходить в туалет. Позавчера опять уехала на обследование в Москву. Сегодня утром звонит — сделали УЗИ, что-то там еще и ВЫСТАВИЛИ ДИАГНОЗ РАК ЯИЧНИКА. Сказали, что рекомендована МАКСИМАЛЬНО БЫСТРАЯ ОПЕРАЦИЯ. Я в шоке… Что делать? Можно ли пройти обследование в Израиле и сколько у нас есть времени? Ну, максимально быстро — это сколько, как вы думаете? Может уже к Вам не успеем? У нас уже трое детей, поэтому теперь главное здоровье супруги. Если нужно там радикально что-то удалять — можно и так, мне кажется главное, чтобы вылечили.

Игорь, здравствуйте. Пройти полное обследование нужно обязательно. Конечно, сделать это в Израиле правильнее всего. По срокам — прямо сегодня-завтра делать все в спешке нет необходимости, но затягивать на недели или месяцы тоже не стоит. Позвоните нам по телефону: +972 3 374 15 50, или оставьте заявку на сайте, приложив все выписки супруги. С Вами свяжется доктор из международного отдела, все детально расспросит, посоветует, составит индивидуальный план диагностики и лечения. Фактически сразу после звонка можно бронировать билеты на самолет, а мы будем Вас ждать и полностью организуем Ваш приезд.

Понял, спасибо. Заявку отправил. Выписки жены пока что нет, но я созвонился с ней — там то и выписок как таковых никаких ей толком не дали. Я так понимаю, что ведь можно пройти полное обследование и без выписок? Ну просто приехать и все проверить по гинекологии. Правильно? Игорь

Да, конечно. Мы видим Вашу заявку в международном отделе работы с клиентами. В течение нескольких часов (или даже меньше) с Вами свяжется один из докторов нашего диагностического центра (возможно уже связался). Часто это доктор Молчанова, либо доктор Мачин, либо медицинский директор — доктор Каневски. Все зависит от того, какого врача Вы выберете. Валерий, администратор

Надежда Митрофановна (Пермь) январь 2014 г. А у меня самая радостная история из всех написанных тут! У моей мамы начались боли в области малого таза, тяжесть в животе. Обследовались в Перми, сказали, что есть риск того, что это рак яичников, рекомендовали сделать пункцию с биопсией и еще кучу анализов. Я испугалась и позвонила подруге в Израиль (2 года назад переехала), узнала, что можно приехать на обследование к Вам. В Перми ничего не делала — все равно в Израиле большинство анализов нужно повторять — решили время не тратить. Подруга посоветовала Ваш сайт, через него обо всем и договорились с провайдером ММС.

По результатом диагностики была обнаружена не типичная киста яичника, и назначено консервативное лечение (ничего не оперировали, назначили ряд лекарств и отпустили домой). Консультировал маму профессор Моти Гольденберг, сказал, что если бы выявили эндометриоидную кисту — тогда нужно было бы сделать операцию, а так достаточно консервативного лечения.

Израиль очень понравился, мы еще с мамой и по экскурсиям поездили — посетили старый Яффо, музей бриллиантов, зоопарк – настоящий сафари, погуляли в парке Яркон и полюбовались на центр Азриэли. Спасибо всем работникам израиль-клиникс.ком за такую классную организацию. Нас встретили в аэропорту, заселили в гостинице, возили и сопровождали везде, переводили все на русский (в том числе и выписки перевели), выдали сим-карту и все это за всего 480 $. Рекомендую всем ехать на диагностику и лечение только в Израиль. Особенно если у Вас хоть мало-мальски непонятный случай — тогда точно лучше сюда. А israel-clinics.com в организации поможет, будьте уверены!

Спасибо за Ваши теплые слова, Надежда Митрофановна! Мы рады, что Вы нашли выход из сложной ситуации и помогли своей маме вылечиться. Спасибо, что не прошли стороной наш раздел о лечении рака яичников в Израиле и описали свой клинический случай, который подтверждает необходимость максимально качественной диагностики.

Лечение рака яичников в Израиле. Отзыв. Июль 2015

Просыпаюсь я сегодня утром, а в почте совершенно нежданный, мега интересный и очень познавательный отзыв о лечении в Израиле. Отзыв не «профильный», как и предыдущий, но тоже, по моему мнению, нужный. Заболевание сие достаточно распространенное, как выясняется, ибо даже у меня уже имеется некоторое количества рассказов на эту тему.

Лечение рака яичников в Израиле

Уважаемый Влад или Вадим!

Простите, честно говоря, так и не поняла, как вас точно зовут:)

(Вообще, я при рождении был наречен Вадимом, но можно и Владом меня называть, особой проблемы не вижу. прим Дядя Вадик)

Хочу прислать отзыв о нашей с мамой поездке в Израиль на диагностику.

Диагноз: Рак яичников, 2 стадия T2N0M0.

В феврале 2014 года мы впервые услышали страшный диагноз для мамы – рак яичника. Мы из Санкт-Петербурга. Путь начали стандартно с Онкоцентра на Березовой (кто питерские – знают, что это). Там все это происходило неспешно, с уходом лечащих врачей в отпуск, назначением всевозможных исследований и пр. Когда в мае 2014 мы все еще не понимали, что и когда точно произойдет, я решила вмешаться и не пускать дело на самотек, потому что понятно, как растерялись родители. Маме 65 лет. Я нашла другой центр, нас там даже приняли и назначили дату операции на 2 недели ранее, чем Березовая.

В июне 2014 маму прооперировали, удалив все женское добро. Но вот незадача, опухоль успела прикоснуться к кишечнику и «подружиться с ним». Во время операции открылось кровотечение, когда пытались ее отскрести от кишечника. Что уж там точно произошло, не знаю, но врачи, купировав кровотечение, зашили живот, оставив кусок опухоли, прилепившейся к кишечнику. Потом было 5 химий с последней в декабре 2014 цисплатин-циклофосфан, после которых мама потеряла 10 кило весу, т.к. не могла есть от рвоты.

В общем, сделав 5 химий, 6ю нам не назначили, т.к. перерыв получался уже больше 2 месяцев. Во время этого «чудесного» лечения маме посадили почки. Упоминать о том, что человек практически был в лежке все эти 5 месяцев и изнывал от изнурительной рвоты, неснимаемой выписанными лекарствами, кажется почти лишней деталью. На наши вопросы, что можно сделать, чтобы все было менее ужасно, ответ был один: терпите, у вас не насморк, и это не апельсиновый сок.

Мама кое-как оклемалась к 8 марта, но «подарком» к женскому празднику оказался рецидив с активным подъемом СА-125.
Лечащий врач назначил комиссию, на которой в химии отказали из-за почек, в операции – потому что уже делали, но не вышло.

Послали в радиологию. Зав.отделения когда прочел это заключение высказался в адрес коллег словами, от которых чуть не свернулись уши, и выслал нас с направлениями на доп.исследования. Я опять поняла, что «спасение утопающих – только дело их собственных рук». И еще поняла, что Родина нам в этом не поможет.

10 дней просиживания в Интернете с утра до ночи вывели на ваш сайт. Вы великое дело делаете, Вадим! Доверие вызвали сразу, но я решила все же узнать все и про других (дык так и надо. вот тут: Лечение в Израиле. Посредники. Государственные цены черным по белому написано «Пишите в несколько контор, больниц и выбирайте то, что ВАМ подходит больше всего» прим. Дядя Вадик).

В результате у меня получилась целая сравнительная таблица. Я со всеми разговаривала, сравнивала цены, и все равно отзыв «бывалого» сыграл свою решающую роль. Но надо отметить, что цены у Альфы весьма конкурентно-способны + мне удалось договориться о более интересных условиях.

В общем, 28 апреля 2015 мы вылетели в Тель-Авив.

Про встречу и трансфер рассказывать не буду, тут все по часам. Единственное, одно «обувалово» все-таки было. Т.к. мама чувствовала себя не очень, и мы не знали, как она перенесет полет, я ответила согласием Альфе на предложенную ВИП-встречу в аэропорту по прилету. Про обратную дорогу сказала, что отвечу позже, т.к. ценник за это в 160 долларов все-таки напрягал. Путь от выхода из «рукава» до посадки в такси занял минут 30 максимум, это приятно удивило. Но удалось заметить, что все аэропортовые «ужасы» типа очереди сильно преувеличены. Народу в аэропорту было немного. Просто сервис там, полагаю, налажен толком, поэтому все так спокойно и ритмично. Обратно не брали, справилась сама, заказав инвалидное кресло. Было все то же самое, но бесплатно:)

ПЭТ КТ у нас получился в день прилета (прилетели в час дня), поэтому было утомительно. Еще случилась накладка в комп системе Ассуты (потерялась наша бронь), но Альфа все решила. Единственный минус, что, придя в шесть вечера, вышли в 11ть, и причем мама с 10 утра ничего не ела. Я волновалась. Огромный плюс Альфы, что она заботится о всех перемещениях клиентов. Нас возили между клиниками и квартирой, очень удобно.

Через день в 7 утра на квартиру пришла медсестра и взяла кровь очень быстро и аккуратно. Также мы привозили блоки на пересмотр. И была договоренность о приеме 2 врачей: онколога и гинеколога. Как человек, более года погруженный в эту тему, я, как машина, перебирала возможные сценарии, которые могут родиться в результате диагностики. К операции мы не были финансово готовы, радиологии боялись. Я молилась о химии, но думала, что нам в ней откажут, как и дома, из-за высокого креатинина (310).

Дома сказали: идите, сначала понизьте креатинин до 100 единиц, и мы вам поставим химию. На вопрос: Куда идти за этим? – был сакраментальный ответ: Ищите! Без комментариев!

К приему у онколога кровь, пересмотр блоков и ПЭТ КТ были готовы. Доктор на приеме (ессно, русскоговорящая – это еще одна фишка. Все кругом говорят по-русски, кто в больницах с тобой общается, даже мойщики полов:), очень спасает) в течение минут 15ти расспрашивала нас о течении болезни, потом поглядела все наши пришедшие документы, сделала физический осмотр мамы и сказала: Я вам назначаю химию 3 курса через 3 недели по другому протоколу: таксол+карбоплатин. Есть варианты – прилетать к нам каждые 3 недели, купить лекарства и делать в России, или сделать 1ю здесь, чтобы посмотреть на реакцию организма, а потом остальное дома.

Мы удивились. Я сказала, что после химий мама очень плохо себя чувствует, ее рвет, как мы после полетим. Доктор подняла брови и сказала: У нас никого тут не рвет. Мы даем облегчающую медикаментозную терапию. Все встают после процедуры и уходят своими ногами. Мы не могли в это поверить. Но в запасе до отлета была еще пара дней, поэтому мы решились.

Альфа обо всем четко договорилась, поэтому уже на след день мы были снова в больнице. Накануне нас завезли в аптеку , где мы купили все требуемые лекарства.

Отделение химиотерапии удивило (были в Сураски). Такие большие отсеки с 6 креслами, которые могут быть отделены от других пациентов шторками, как в душе, но тканевыми Удобные раскладывающиеся кресла. Даже телик был, но там не было русских каналов. А, и еще бесплатные бутерброды разносили (хватило и мне). Вся история заняла часов 8. Было 5 пузырей. 4 часа из 8ми мама проспала. Потом проснулась, попросила есть. Я была в шоке. После еды мы спокойно добеседовали оставшиеся часы.

Ее ВООБЩЕ не тошнило!

В 9м часу вечера уехали домой. Там она ОПЯТЬ поела и легла спать. Утром перед аэропортом заехали в Альфу расплатиться. Все четко, как в предварительно оговоренной смете. Все переводы документов и анализы отдали на руки. Да, они еще дают телефон с израильской сим-картой, так что мы были на связи без проблем. (Домой по ней звонить не надо, т.к. денег положено с расчетом внутренних звонков). А также ведут клиента и дома.

Вернувшись, я не один раз писала им письма, всегда отвечали. Да, резюме: нам было предложено сделать 2 оставшиеся химии дома и вернуться на след этап диагностики, т.к. вопрос о второй операции на повестке дня все же стоит. Но на тот момент сказали, что консультация гинеколога-хирурга нам не нужна. Это тоже приятно удивило. Так бы могли организовать и дать этот ответ в конце консультации. Мы бы также радостные вышли. В общем, сэкономили нам 570 долларов. Это о том, какие бывают посредники. ( Я похожий момент, на примере не нужного Якова Шехтера, освещал тут: Лечение в Израиле. Атака клоунов . прим Дядя Вадик)

Дома нам удалось найти клинику, которая взялась сделать нам эти 2 курса. Хорошую, за соответствующие деньги, на чуть дешевле, чем в Израиле. Но мне все равно показалось, что мама менее легко перенесла эти два курса. Но главное: больше никакой рвоты.

Читайте также:  Болит крестец во время беременности, что делать, если болит крестец при беременности?

После окончания курсов местная больничка стала нагнетать обстановку типа давайте у нас оперироваться. Мы мямлили. После того, как разговоры перешли в плоскость: Ну вы же понимаете, у вас мало времени, — я снова поняла, что надо срочно оттуда валить.

Я очень люблю Родину, но разница в подходах между «у нас» и «у них» принципиальная. Наши борются с болезнью как с лютым личным врагом, когда любые средства хороши типа коверной бомбардировки и выжженной степи. Что при этом чувствует пациент, вопрос вторичен. Здесь с точностью до наоборот: здесь важно подобрать такое лечение, которое обеспечило бы пациенту качество нормальной жизни.

ИТОГИ: мы решили ехать на 2 этап диагностики снова в Израиль. Анализ крови мамы решили сдавать дома, т.к. там он вышел нам тыщ в 5 рублей, а здесь предлагался за 560 долларов, конечно, катастрофическая разница! В первый раз мы на него пошли, т.к. надо было кардинально определить дальнейший ход событий, а сейчас все поспокойнее. В общем, когда мы увидели, что НЕ в норме только гемоглобин и креатинин, мы скакали и кричали как сумасшедшие. Все онкомаркеры были в норме тоже.

В общем, мы сейчас здесь. Сегодня сдали ПЭТ КТ. К врачу через день. Верим в позитивную динамику. Организационно все отлично.

Теперь немного о финансах: (нас двое – я и мама)

Сама диагностика 4100 долларов.
Лекарства – 1600 долларов.
Билеты-жилье мы делали сами, и, т.к. летели в майские, были дорогие билеты 73 тыщи
Жилье 47 тыщ – Airbnb – 3 ккв у моря.
Проели, не помню сколько, долларов 300, наверное, (были 8 дней). И готовили, и в ресторан 1 раз ходили.
А еще поездка в Иерусалим-Вифлеем от Альфы, но индивидуальная 340 долларов. + иконы там купили (от 50 долларов самая дешевая).
В общем, на круг пол-лимона вышло.

Диагностика 2400 долларов.
Про лекарства пока не знаю.
Билеты – 60 тыщ
Жилье – 29 тыщ – Airbnb — 2ккв недалеко от моря.
Приехали на 4ро суток. Пока (2 сутки) обменяли только 100 долларов. Еще не проели

Вывод: если бы кто почетче подсказал нам этот способ решения в самом начале нашего пути, еще ДО операции, может, можно было бы маме избежать полугода мук прошлого года.
Если финансы позволяют, конечно, едьте сюда. А еще тут Иерусалим и Вифлеем. И море волшебное. Все лечит.

Огромное спасибо! Надеюсь, что будет не менее положительное продолжение. И, я надеюсь, мы узнаем имя врача.

Добавочка от 14.07.2015

Во-первых, мы узнали имя тёти доктора — Ирина Стефански, онколог, химик в больнице Ихилов. Сама с Белорусской ССР. Окончила Гродненский ГМУ (похоже , с хорошими оценками). Потом долго-долго доучивалась в «Институте онкологии» им. Саклера , в Тель — Авиве. Работает заведующей отделения онкологии дневного стационара в Ихилов (имеет еще какую-то должность, но я так и не понял, какую точно). В общем, принимаем ее в «нашу дружную семью» и зачисляем в « Лучшие врачи Израиля «.

а во-вторых, имеем следующее короткое послание:

У нас великолепные новости! Опухоль уменьшилась вполовину. Но напишу уже из дома, ок? 16ого.

Вот так, теперь ждем продолжение (теперь уж точно положительного).

Добавочка от 16.07.2015

Отзыв о лечении в Израиле.

июль 2015 (заключение)

14 июля — прием врача-онколога Ирины Стефански.

Поглядев результаты ПЭТ КТ, доктор сказала: Ну что ж, я вас поздравляю! Опухоль уменьшилась в размерах более, чем в два (. ) раза. Была 5 см на 3,8, а стала 2см на 1,5!

Мы просто обалдели! Хотя результаты анализа крови намекали на позитивный результат, но такого мы не ожидали.

Доктор подчеркнула, что организм мамы хорошо среагировал на выбранное лечение, поэтому его стоит продолжить. Еще три курса по той же схеме: таксол+карбоплатин. А потом опять на диагностику.

На мой вопрос: Раз опухоль так уменьшилась, может, отрезать ее?

Доктор ответила: Данная операция достаточно травматична. В связи с тем, что ваша опухоль прилегает к прямой кишке без разделения стенок, то результатом операции будет выведение катетера вбок наружу. Вам это надо?

Мы, конечно, яростно замотали головами.

Я говорю: А в дальнейшем в хирургической операции есть смысл или мама это добро будет вечно в себе носить?

Доктор: Если опухоль от химии так съежится, что отстанет от кишечника, можно будет вернуться к вопросу об операции. Пока это слишком рано.

Я: А что такое бывает?

Доктор: Да, бывает.

Я: А вообще наш расклад теперь какой? Вечно сидеть на химии? А организм не крякнет?

Доктор: При позитивной стабилизации параметров можно будет принять решение о приостановлении лечения и дать организму отдых.

Доктор: Надо вести мониторинг анализов. До следующего рецидива. Также если вдруг по анализам будет видно, что при данной формуле вдруг будет отмечен рост онкомаркеров или наоборот отсутствие или замедление положительной динамики, вполне возможно, что придется сменить протокол на другое лекарство.

Такой ответ меня омрачил, честно говоря. Но т.к. я – человек, ищущий во всем позитив, то я отбросила эти мысли. Состояние сильно улучшилось, поэтому на этом и будем фокусироваться.

Также Ирина Стефански отметила улучшение в состоянии мамы в весовой прибавке и внешнем виде.

Мы ответили, что все бы хорошо, но из-за низкого гемоглобина слабость и предобморочные состояния часто, и конечности мерзнут. Еда и железные таблетки как-то помогают не очень. Доктор ответила, что через ЖКТ, похоже, железо уже не усваивается. Говорит, что может выписать уколы. Я спросила, неужели смогут быстро поднять? Она ответила, что да. Сделайте пару уколов (подкожно раз в неделю), если будет слишком резкий подъем, смените схему на раз в 2 недели.

Стоит такое лекарство почти как лекарство для химии — 300 долларов + за ОДИН укол! Посмотрим, как сработает. Лишь бы помогло. На этом посещение больницы закончилось. Мы радостные удалились.

Еще 3 момента про Альфу.

  1. Когда мы приехали оплачивать смету, она составила 2351 доллар. Я подала 2355. Девушка-кассир вернула мне бумажку в 5 долларов назад. Сказала, что это лишнее. Вроде мелочь, а какая показательная!
  2. И выданный телефон сказали не возвращать. «Вы же снова приедете, будете пользоваться». Понятно, что он копеечный, НО ведь они не знают, приедем мы еще или нет, а тем не менее.
  3. Пока сидели в больничке ждали врача, пошли кофе попить в местное кафе, так не дали нам за него заплатить. И в счет НЕ включили.

В общем, как в рекламе: теперь «это не связь, это любовь»:)

Отзыв о лечении рака яичников в Израиле

Зимой 2010 года, когда мне было 30 лет, я почувствовала внезапную боль в правом боку. Боль была резкой и началась без предупреждения. Я сразу же отправилась в ближайшую больницу.

Врач получил результаты моего анализа крови, и он увидел, что мой уровень лейкоцитов был чрезвычайно повышен. Врач и другие, кто видел эти результаты, были встревожены и попросили гинеколога по вызову приехать ко мне сразу же. Она ехала сквозь метель в больницу, по дороге собирая информацию о моей истории болезни. Менее чем через час после прибытия в больницу я была в операционной.

Когда я очнулась после операции, врач сказал мне, что она удалила один из моих яичников, который был очень заражен. Она дала мне сильный антибиотик и отправила биопсию на анализ.

Через неделю, после нескольких дней восстановления после операции, гинеколог позвонил мне, чтобы сказать, что отчет о патологии вернулся. Ткань была злокачественной. Потрясение от этого момента неописуемо — и все же, как только вы услышите эту новость, вы должны начать переваривать ее и думать о своих следующих шагах, что именно я и сделала.

Долгая, странная дорога

Даже в состоянии шока я знала, что хочу поговорить со своим другом-врачом, который мог бы дать мне совет. Вместе мы нашли хирурга, и в течение двух недель после моей первой операции он выполнил лапароскопическую гистерэктомию и овариэктомию. Он также сделал процедуру для определения стадии рака. В то время рак, казалось, содержался в оставшемся яичнике, поэтому он диагностировал у меня стадию IC рака яичников.

Вскоре после этой операции я пошла к гинекологу-онкологу в большой, авторитетный медицинский центр в Москве. Она рекомендовала три курса химиотерапии, стандартный подход при раке яичников, который я получила в местной клинике.

Это лечение было трудным, и я испытала все побочные эффекты, обычно связанные с химиотерапией. Меня тошнило. Я потеряла волосы. Я сильно похудела. Но химиотерапия была сделана достаточно быстро, и я смогла наслаждаться летом с моими дочерьми.

Однако следующей зимой я почувствовала нечто странное на моем левом боку. Я подумала, что, возможно, у меня инфекция мочевыводящих путей, но сканирование показало, что рак вернулся и теперь был распространен вокруг моего левого мочеточника.

Тот же хирург, который делал овариэктомию и гистерэктомию, теперь удалил как можно больше опухоли лапароскопически. Он также вставил стент в мой левый мочеточник, чтобы соединить мочевой пузырь и почку.

После этой процедуры я обратилась к другому специалисту в другой больнице, у меня была компьютерная томография, которая подтвердила подозрение на рак. Между операцией и вторым осмотром опухоль вернулась. Это был сокрушительный шок, который застал всех нас, включая врача, врасплох. Этот рак был чрезвычайно агрессивен.

Продолжая идти

Затем я прошла три курса химиотерапии препаратами второй линии. После третьего цикла у меня была сильная аллергическая реакция на один из внутривенных препаратов, и мой врач полностью прекратил лечение.

Но это событие побудило моего врача заказать новое сканирование изображения, которое показало, что рак почти полностью исчез. То, что осталось, было крошечным и могло быть удалено хирургическим путем, и у меня была еще одна процедура, в которой были удалены несколько областей, которые казались подозрительными. Ничто из того, что было удалено, не было подтверждено как раковое. Доктор был ошеломлен, но даже микроскопический анализ не показал никаких признаков рака.

Мой врач рекомендовал четыре недели лучевой терапии, чтобы убедиться, что рак был убит. Побочные эффекты были снова трудными, но рак ответил. Все время стент, который был вставлен во время предыдущей операции, все время вызывал у меня, и мне приходилось заменять его каждый месяц или два. Я была на сильном антибиотике. И я была очень слаба от всех процедур. Каждый день были мысли о выживании, не более того. Мое внимание было сосредоточено на том, чтобы дожить до следующего дня, и на следующий день все повторялось.

Метастазирование

Какое-то время мы надеялись, что рак исчез. Несколько КТ, исследованных рентгенологом, не показали никаких признаков рака. Но потом во время одного визита он заметил пятно на моей печени. Это пятно действительно было видно на более раннем сканировании, но никто его не заметил. Рак яичников метастазировал в мою печень. Я перенесла операцию, чтобы удалить часть моей печени, где находится рак.

В конце концов уролог решил удалить стент полностью, потому что инфекции были настолько плохими. И оказалось, что мне и без него хорошо. Это был большой шаг вперед. Я все еще была слаба от болезни и лечения. Но я была со своими дочерьми весь день, и просто сосредоточилась на том, чтобы поддерживать нормальный режим для нас дома.

Еще одно последующее сканирование вскоре показало, что рак вернулся в мою печень. Я перенесла еще одну операцию, а затем переключилась на другую фазу восстановления. Как только моя энергия вернулась, мы с мужем отправились в Испанию, что было замечательно. Но когда мы вернулись, я знала, я просто знала, что мое следующее сканирование покажет, что рак повторился. Я была права: рак теперь был в моей печени и лимфатических узлах.

Найти надежду и многое другое

Друг из Израиля сказал мне, что ее детский учитель фортепиано отправился в онкоцентр Ихилов. Я знала, что мне нужно поговорить с кем-то, кто был готов предложить нестандартный подход. Очень скоро я отправилась в Тель-Авив.

Врачи в онкоцентре были готовы лечить меня, никто не говорил мне, как долго я должен жить, и атмосфера была теплой и заботливой.

Профессор Моше Инбар сказал мне, что его целью было вернуть меня в ремиссию. Он говорил со мной о геномном тестировании, которое никто из моих предыдущих врачей не делал. Он рекомендовал химиотерапию гемцитабином и бевацизумабом, препаратом, которого предыдущие врачи избегали из-за риска побочных эффектов. Я оставалась на этих препаратах в течение девяти месяцев, подвиг, который стал возможным отчасти благодаря отличной поддерживающей помощи, которую я получила в онкоцентре Ихилов.

Впервые у меня были профессионалы, помогающие мне справиться с побочными эффектами. Я видела диетолога, натуропата, массажиста. И профессор Инбар был таким поддерживающим и ободряющим. Он действительно заботился о моей жизни.

После химиотерапии, а затем облучения, я начала лечение препаратом, который был идентифицирован как подходящий для меня с помощью расширенного геномного тестирования. При таком подходе анализируется геном опухоли. Результаты этого анализа выявили потенциальную терапию, которая будет нацелена на генетическую мутацию опухоли. Это испытание привело профессора Инбара к назначению эверолимуса. Через 3 месяца после начала обработки с этим лекарством, развернутое исследование не показало никаких следов рака. И через несколько месяцев результаты сканирования были такими же.

Пять лет спустя

Через пять лет после моего первоначального диагноза трудно поверить в то, что я пережила. Я почти привыкла к этому испытанию, к постоянному страху перед повторением, к лечению, к циклам надежды и отчаяния.

Геномное тестирование, проведенное в Ихилов, помогло моим врачам назначить соответствующее лекарство, и я буду продолжать принимать его так долго, как смогу.

Оглядываясь назад, можно сказать, что есть так много маленьких чудес, за которые нужно быть благодарным. Не бросилась бы я в отделение неотложной помощи, и ситуация могла бы очень быстро ухудшиться. И я никогда не услышала бы об Ихилов, прежде чем мой друг упомянул об этом. Забота, оказанная там, полностью изменила мою жизнь.

Сегодня моя энергия восстановлена и жизнь вернулась в нормальное русло. Я могу бегать и играть со своими прекрасными дочерьми. Я люблю нашу семью больше, чем когда-либо, и я так благодарна за возвращение ко всему, что мы любим делать вместе, от чтения историй перед сном до приключений.

Опыт последних пяти лет изменил меня неизгладимо. Я ценю жизнь больше, чем когда-либо. И я научилась прощать и не горевать о прошлом. Мне потребовался рак, чтобы научиться этому, но я благодарна за урок.

Я все еще периодически возвращаюсь в Ихилов для проверки, но это похоже на путешествие во второй дом. Все меня знают, и мы все рады видеть друг друга. Существует атмосфера надежды, с которой я раньше не сталкивался и которая, как я считаю, способствовала моему исцелению.

Читайте также:  Фетоплацентарная недостаточность и роды, причины фетоплацентарной недостаточности

Лечение рака яичников в Израиле

Лечение рака яичников в Израиле – это частое обращение пациенток из России, Украины, Беларуси и СНГ в нашу Ассоциацию Врачей Израиля .

Предлагаем вашему вниманию интервью с ведущим онкогинекологом нашей страны – профессором Даном Грисаро.

Методы лечения рака яичников в Израиле

Лечение рака яичников делится на две части:

1-я часть – это хирургическая операция, то есть удаление яичников. Если оно обнаруживается на прогрессирующей стадии, и в таком случае удаляются не только яичники, но и матка, а также все опухолевые очаги в брюшной полости, распространившиеся из яичников. Наша цель состоит в том, чтобы по окончании операции брюшная полость была полностью очищена от опухоли.

2-я часть – это медикаментозное лечение. На сегодняшний день речь идёт о химиотерапии, которая назначается после операции. Хотя в некоторых случаях, когда не получается полностью очистить брюшную полость хирургическим методом, проводится предоперационная химиотерапия – то есть первая часть химиотерапии даётся до операции, после чего выполняется хирургическое вмешательство, а затем следует второй этап химиотерапии.

Заведующий отделением онкологической гинекологии в МЦ Ихилов-Сураски

Химиотерапия при раке яичников

На сегодняшний день существует не только химиотерапия . Мы всё дальше уходим от общей химиотерапии (поскольку химиотерапия оказывает влияние практически на все клетки организма). Когда речь идёт о раковых опухолях – и не только гинекологических, — мы хотим достичь «точного попадания в цель». Это называется «целевая терапия». Целевая терапия переходит от химиотерапии к биологическому лечению.

Когда мы распознаем, что у тех или иных раковых клеток есть какое-либо изменение, мы можем сфокусировать лечение на нём и поразить его напрямую. Я приведу два примера, в которых речь пойдёт как раз о раке яичников:

  1. 1-й пример – это лечение препаратом Авастин , который также применяется при раке молочной железы и толстого кишечника. Недавно было доказано, что, если добавить его к химиотерапии, а затем продолжить давать в качестве монотерапии, он значительно продлевает жизнь наших пациенток.
  2. 2-й очень интересный вид лечения – это ингибиторы PARP (ингибиторы поли(АДФ-рибоза) — полимеразы), то есть блокаторы PARP , являющиеся характерным примером целевой терапии раковых клеток для пациенток, у которых была обнаружена мутация гена BRCA .

Обратитесь в Ассоциацию Врачей Израиля и получите точную цену на проведение химиотерапии в различных клиниках страны в течение 2 часов.

Как израильские врачи лечат пациентов из-за рубежа во время коронавируса.

Таргетная терапия при раке яичников

Если же мы говорим о хирургии, то речь идёт не только о совмещении химиотерапии с оперативными методами лечения, но и о нагревании химиотерапевтических препаратов прямо во время операции внутри брюшной полости , поскольку выяснилось, что высокая температура позволяет химиотерапии не только наилучшим образом проникать и распространяться в теле, но и оказывает лучший эффект на раковые клетки.

Это ещё один пример будущих методов лечения. И как уже было упомянуто, наша цель заключается в переходе на целевую терапию. Что касается ранней диагностики раковых заболеваний, то какого-либо прогресса в данной области пока не наблюдается. Хотя на сегодняшний день учёные занимаются темой раннего обнаружения рака с помощью дополнительных онкомаркеров в анализах крови, помимо уже существующего анализа на СА-125 .

Как выбрать способ лечения

Группа врачей и других экспертов обсудит ваш случай и подберет для вас наиболее оптимальные методы лечения онкологии яичников и дальнейшего ухода за организмом . Такие группы специалистов называются мультидисциплинарными бригадами.

В мультидисциплинарную бригаду входят хирург, специализирующийся на лечении женских онкологических заболеваний (гинеколог-онколог), и эксперт по медикаментозной противораковой терапии (онколог). Кроме того, в состав группы специалистов входит медсестра, прошедшая подготовку по гинекологической онкологии.

Выбор методов лечения зависит от следующих факторов:

  • локализация опухоли;
  • степень распространения рака (стадия);
  • вид онкологии;
  • характер отличий патологических клеток от здоровых (степень злокачественности);
  • общее состояние вашего здоровья и самочувствие.

Врач расскажет вам о рекомендованных методах лечения, преимуществах каждого из этих методов и возможных побочных эффектах.

Обратитесь в Ассоциацию Врачей Израиля и получите точную цену на лечение рака яичников в различных клиниках страны в течение 2 часов. Наши услуги бесплатны.

Методы лечения онкологии яичников

Хирургическое вмешательство и химиотерапия – это основные методы лечения рака яичников .

Операцию назначают практически всем пациенткам с раком яичников. Тип и масштаб операции зависит от вида и стадии рака.

Если у вас рак яичников на ранней стадии, возможно, вам назначат только хирургическую операцию.

У большинства женщин диагностируют местно-распространенный или метастатический рак яичников . В таких случаях назначают комбинированное лечение – операцию и химиотерапию. Курс химиотерапии проводят либо после, либо и до, и после хирургического вмешательства.

Если вам встретятся женщины с раком яичников, проходящие лечение иными методами, помните, что терапия во многом зависит от разновидности и стадии рака яичников.

Не бойтесь задавать врачу или медсестре любые вопросы, касающиеся вашего лечения. Лучше записать все, что вас беспокоит, на бумаге и заранее составить список вопросов специалисту. Возьмите на консультацию близкого друга или родственника — он поможет вам запомнить все, что скажет врач.

Лечение по стадиям

Лечение рака яичников 1 стадии

Хирургическое вмешательство остается основным методом лечения рака яичников 1 стадии. Если риск рецидива достаточно высок, врач предложит вам дополнительно пройти курс химиотерапии.

Рак яичников на самой ранней стадии

Низкозлокачественный рак яичников на самой ранней стадии (1a) обычно служит показанием к удалению только пораженного яичника и маточной трубы . Так как у вас останется один здоровый яичник и матка, вы сможете в будущем иметь детей.

Во время операции хирург (гинеколог-онколог) извлекает образцы тканей из нескольких участков брюшной полости и таза. Эта процедура называется биопсией. Биопсия помогает установить точную стадию заболевания. Если в каком-либо образце обнаружатся раковые клетки, вам назначат дополнительную операцию по удалению остаточных злокачественных тканей.

Если вы уже вступили в менопаузу либо не планируете в будущем рожать детей, хирург порекомендует вам процедуру по удалению обоих яичников и матки.

Женщинам с раком яичников на самой ранней стадии послеоперационная терапия, как правило, не требуется.

Рак яичников на ранних стадиях

Большинству пациенток с раком яичников 1 стадии показана операция по удалению:

  • яичников;
  • маточных труб;
  • матки (включая шейку).

Хирург также извлекает образцы тканей (биоптат) из нескольких участков брюшной полости и таза. Впоследствии эксперт проверяет эти образцы на наличие раковых клеток.

В некоторых ситуациях наблюдается высокий риск рецидива заболевания. Высокий риск рецидива особенно характерен для больных раком яичников стадии 1c, а также для женщин с опухолями высокой степени злокачественности (3 степень). Пациенткам, входящим в группу риска, дополнительно назначают послеоперационную, или адъювантную, химиотерапию.

Рак яичников 2, 3 и 4 стадий

Стадии 2, 3 и 4 считаются поздними стадиями рака яичников . Это означает, что патология распространилась за пределы яичника.

К основным методам лечения распространенного рака яичников относятся хирургическая операция и химиотерапия. Некоторым пациенткам удается вылечиться. При неизлечимом заболевании противораковая терапия преследует иную цель – обеспечение как можно более длительного контроля над ростом опухоли и распространением рака.

Вторая консультация в Израиле

Пациентки из России, Украины, Беларуси и СНГ предпочитают проконсультироваться у израильского доктора и послушать альтернативное мнение перед тем, как принять какое бы то ни было решение в плане борьбы с раком . Если вас лечит хирург (гинеколог-онколог), следует дополнительно проконсультироваться с экспертом по медикаментозной противораковой терапии – онкологом. Онколог подскажет, нужна ли вам химиотерапия.

Большинство врачей с готовностью выдают пациенткам направления к другим квалифицированным специалистам.

Оставьте заявку ниже, чтобы получить второе мнение онколога из Израиля. По статистике 57% онкологических диагнозов поставленных в России не подтверждаются в нашей стране.

Примечание: Консультация у второго врача остается консультацией. Даже если вы воспользуетесь этой возможностью, второй врач не станет отвечать за ваше лечение. Борьбу с раком, как правило, продолжают под наблюдением первого специалиста.

Если вы желаете проконсультироваться у другого хирурга, обращайтесь не к гинекологу общего профиля, а к врачу, специализирующемуся на хирургическом лечении рака яичников. Обращайтесь в Ассоциацию Врачей Израиля и мы найдём для вас нужного специалиста для лечения.

Прогрессивный подход к лечению железистого рака яичников в Израиле

Ознакомьтесь с современными методами лечения железистого рака яичников в Израиле. 90% лечившихся в клиниках Израиля уже убедились в положительных результатах. В настоящее время большинство пациенток с онкологией предпочитают пройти курс терапии именно в израильских клиниках.

Секрет эффективности лечения железистого рака яичников в Израиле

Железистый рак яичников (аденокарцинома яичников) – часто диагностируемое заболевание внутренних женских половых органов, и относящееся к такому виду онкологии как эпителиальный рак. Эта опухоль происходит из клеток железистого эпителия и может располагаться на одном или на двух яичниках.

По гистологической структуре она бывает следующих видов:

  • высокодифференцированная аденокарцинома яичников;
  • аденокарцинома яичников умеренно дифференцированная;
  • низкодифференцированная аденокарцинома яичников.

Хотя этот тип недоброкачественных опухолей встречается намного чаще и считается более агрессивным, чем муцинозный рак яичника, всё же это новообразование хорошо поддаётся лечению, что позволяет увеличить продолжительность жизни пациенткам даже с диагнозом аденокарцинома яичника 4 стадии. В настоящее время израильские врачи стараются проводить органосохраняющие операции для того, чтобы сберечь репродуктивные функции женщины.

Узнайте точную стоимость лечения

В Израиле прогноз при железистом раке яичников при ранней диагностике весьма благоприятный — около 90% выживаемости пациенток. На более поздних стадиях болезни, при которых не удаётся кардинально излечить рак, израильские доктора применяют паллиативную терапию.

Кроме того, женщины из разных стран приезжают в Израиль для лечения рака яичников по следующим причинам:

  • в клиниках проводится очень быстрая и качественная диагностика;
  • индивидуальная схема лечения с учётом всех результатов обследования;
  • применение новейших достижений в области онкологии;
  • высокая квалификация врачей;
  • прекрасный уход и хорошие условия пребывания в больнице.

Как рассчитать стоимость лечения железистого рака яичников в Израиле

Всё чаще пациентки выбирают лечение онкологических заболеваний женской половой сферы в израильских клиниках, потому что стоимость лечения в Израиле обычно на 20-30% дешевле, чем в европейских клиниках или больницах Соединённых Штатов Америки.

Хотите узнать, в какой клинике Израиля Вам смогут помочь?

3 простых шага , чтобы получить лучшую программу лечения рака:

  • Заполните контактную форму
  • Получите бесплатную консультацию врача
  • Получите программы из 5 ведущих клиник

Выбирайте качественное лечение за границей, которое Вы можете себе позволить!

Цена на терапию железистого рака яичников будет зависеть от следующих факторов:

  • стадии заболевания;
  • наличия метастазирования;
  • возраста пациентки;
  • применения комплексных процедур (в случае такой необходимости).

К примеру, операция по удалению опухоли яичников в Америке обойдётся от 25000 до 29000 долларов США, в Германии – от 19000 до 23000 долларов США, в Израиле – от 17000 до 20000 долларов США.

Стоимость химиотерапии при раке яичников будет составлять:

  • в Израиле – от 1200$
  • в Германии – от 3500$
  • в США – от 5000$.

Прогрессивные методы лечения железистого рака яичников за границей

Лечение онкологических заболеваний в Израиле известно своей эффективностью. Это возможно благодаря высококвалифицированным медицинским кадрам, применению новейших технологий и методов терапии, использованию современных противоопухолевых препаратов.

Лечение за границей железистого рака яичников проводят с помощью:

  • хирургического вмешательства (одностороннее удаление придатков, операция по удалению яичников, резекция большого сальника, циторедуктивная операция, лимфаденэктомия или лимфодиссекция и т.д.);
  • химиотерапии (неоадъювантной и адъювантной);
  • лучевой терапии;
  • иммунотерапии;
  • таргетной терапии;
  • гормональной терапии.

При хирургическом лечении в зависимости от стадии болезни врач выбирает радикальные или малоинвазивные операции (лапароскопию). Инновационная процедура Hipec (промывка горячей химией во время операции при лечении метастазов в брюшнине) снижает вероятность побочных эффектов.

Израильские хирурги используют также лазерное удаление опухоли яичников. Радиотерапевтическое лечение железистого рака яичников способствует разрушению злокачественного новообразования. В отличии от стандартного облучения стереотаксическая радиохирургия позволяет быстро и эффективно избавить пациентку от опухоли. Там, где проводилась операция с помощью системы Кибер-нож, рост атипичных клеток прекращается. Один из новых методов лечения рака яичников, который ещё проходит клинические испытания, – термотерапия (термоперфузия). Благодаря тепловому воздействию на поражённые ткани размеры опухоли значительно уменьшаются.

В иммунотерапии широко применяется лечение моноклональными антителами, а использование таргетных и гормональных препаратов значительно ускоряет процесс выздоровления при железистом раке яичников.
Закажите бесплатный звонок врача

В чем заключается специфика диагностики железистого рака яичников в Израиле

Ранняя диагностика злокачественных опухолей яичников способствует эффективному лечению рака в Израиле. В настоящее время в израильских больницах при первичном обследовании на онкологию яичников применяют такие методы скрининга: трансвагинальное УЗИ (ультразвуковое исследование), рентгенографию, биохимический анализ крови, определение маркера СА 125 в сыворотке крови, различные тесты (генетические тесты, онкотест InVitae).

В дальнейшем при подозрении на железистый рак яичников берут пункцию жидкости из брюшной полости или проводят биопсию тканей яичника. Полученные образцы отправляют для морфологического исследования. Если подтверждается онкологический диагноз, то дополнительно назначается МРТ (магнитно-резонансная томография), КТ (компьютерная томография) или ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография).

Например, для оценки прогноза при аденокарциноме яичников умеренно дифференцированной применяют пятилетнюю выживемость. Своевременное обследование на наличие опухоли и правильно подобранное лечение дают возможность не только продлить жизнь пациентки, но и сохранить полноценные функции организма.

Ведущие клиники Израиля, где лечат железистый рак яичников

Все больницы Израиля, которые занимаются лечением рака яичников, соответствуют требованиям мировых стандартов и предлагают своим пациенткам первоклассный уровень медицинского обслуживания.

Вот самые известные из них:

  • Медицинский центр имени Сураски (Ихилов) – одна из лучших клиник, где эффективно лечат многие онкологические заболевания, в том числе и рак яичников.
  • Клиника Ассута имеет в штате высококвалифицированных хирургов, которые успешно проводят малоинвазивные операции по удалению опухоли яичников с сохранением репродуктивной функции.
  • Медицинский центр Рамбам – известная израильская клиника, в которой применяют для лечения онкогинекологических заболеваний самые передовые методы.

Лучшие врачи Израиля, специализирующиеся на лечении железистого рака яичников

Бесспорно, успешное лечение рака яичников в Израиле во многом зависит от штата квалифицированных кадров, которые работают в ведущих медицинских центрах страны:

  • Доктор Клод Корен – занимается лечением онкологических заболеваний женских половых органов.
  • Доктор Рони Шапира Фрумер – известный онко-гинеколог в Израиле.
  • Доктор Гринберг Юлия – ведущий специалист в таких областях как онкология и радиотерапия.
  • Доктор Сафра Тамар – по праву считается одним из самых востребованных онко-гинекологов Израиля.
  • Доктор Сабах Гади — один из лучших израильских онко-гинекологов.
  • Доктор Корах Яков – известен как опытный хирург в области онкологической гинекологии.
  • Доктор Рам Эйтан – высококвалифицированный гинеколог — хирург.
  • Профессор Гильад Бен Барух – признанный эксперт в таком направлении как онкологическая гинекология.
  • Доктор Туницкий Сергей – прекрасный специалист в области гинекологии.
  • Доктор Талия Леви — специализируется на лечении онкологических заболеваний у женщин.

Отзывы о лечении железистого рака яичников в Израиле

«Когда дома после гистологического обследования мне поставили диагноз аденокарцинома яичника 1 стадии, я решила не рисковать и ехать на лечение в Израиль, потому что слышала, что там успешно преодолевают эту болезнь. Мне посоветовали обратиться в клинику Ассута к доктору Якову Кораху. После обследования в этой больнице сделали операцию по удалению яичника. Хирург — настоящий профессионал. Операция прошла успешно, главное, что опухоль не затронула второй яичник и я смогу жить полноценной жизнью».

Мария Левинская, г. Тула

«Хочу поблагодарить доктора Рама Эйтана за успешно проведённую операцию по удалению яичника (у меня была злокачественная опухоль). Я очень рада, что мне посоветовали обратиться именно к нему. Всё было сделано на высшем уровне. Очень хороший специалист. Прошёл уже год после операции и теперь с уверенностью могу сказать, что болезнь отступила».

Ирина Селезнёва, г. Пятигорск

Ссылка на основную публикацию